crea87 (crea87) wrote,
crea87
crea87

  • Mood:
  • Music:

Защитные механизмы российского общества. Слияние.

Наблюдая за российским обществом в целом, за как единым организмом, я замечаю, что это нездоровое общество, которое возвело механизмы психологической защиты в свою национальную идею. Первый, самый примитивный механизм психологической защиты, – слияние. Российское общество представляет собой однородную массу, боящуюся любых альтернативных точек зрения, радующуюся цензуре, как спасению, боящуюся другости, инаковости. В подобном состоянии находятся многие украинцы, которые не ходят на Майдан просто потому, что не согласны со ВСЕМ, что там происходит, как будто все пришедшие согласны со ВСЕМ и абсолютно единодушны в своих мнениях. Общество в слиянии несовместимо с истинной демократией, происходящей на Майдане, где каждый обладает своей собственной точкой зрения и получает право высказать ее.

Эту точку зрения кто-то разделит, а кто-то нет. Майдан – это не однородность, а многообразие, объединенное с одной целью: изменить свою страну. Но масса в слиянии этого не понимает. Ей не ясно, как быть в разношерстной толпе и сохранять себя. Ей непонятно, что на Майдане ужасный Сашко Билый хоть и числился, но особой популярностью не пользовался. У такой массы нет границ, именно поэтому россияне считают, что все славяне – это русские, что украинцы и русские – один народ и одна страна. Россияне в большинстве своем отказывают Украине в праве быть другим, независимым государством и решать свое будущее самостоятельно. В этом ключевой вопрос спора «в/на Украине»: «в Украине» - это о государстве, а «на Украине» - это о территории. И дело вовсе не в правилах и традициях, дело в отношении к Украине, которую катастрофически не хочется признавать другим государством российскому обществу.[Spoiler (click to open)]

Общество в слиянии не уважает разницу между собой и другим обществом, и если разница все-таки проявляется, у такого общества возникает злость. Украинцы просто не могут хотеть другого, не должны быть другими, а если они хотят другого и отличаются, то их надо наказать. При этом для оправдания своей злости используются самые абстрактные понятия, потому что в слиянии невозможно говорить конкретно о чем-то, так же, как невозможно говорить конкретно о себе. В ход идут аргументы самого разного толка, даже противоречащие один другому: то мы вам помогаем, то Крым наш; то мы – братский народ, то мы восстанавливаем «историческую справедливость». В слиянии нет осознавания, отсюда – хаос мыслей, путаница чувств. В своем слиянии такое общество считает, что знает, что чувствуют и думают украинцы, знает, что на самом деле происходит в Украине, знает, как лучше для Украины. При этом само российское общество НЕ знает, чего оно хочет, НЕ знает, что происходит с ним самим и что лучше для него. Доминируют мысли типа: нам итак хорошо; нужно терпеть, работать, авось, что-нибудь улучшится; воруют? пусть, главное, чтобы ничего не менялось, чтобы ничего не хотелось; в эти ваши «Европы» нам и не желается даже; хорошо там, где нас нет и т.п.

Типично для слияния и великоросское «мы»: мы сделали вам то, мы – победители, мы – спасители, нам все должны, мы – лучшие. Безотносительно к тому, имеет ли это «мы» хоть какое-то отношение к конкретному «я». При этом российское общество очень боится отделения соседей. От этого общество чувствует себя одиноко, опасается, что не сможет существовать, потому что не имеет индивидуальности. Это очень хорошо видно по стремлению не разделять российскую и украинскую историю, соединять их в одно целое и присваивать куски украинской истории себе. Любые попытки соседей стать самостоятельными интерпретируются, как предательство, и обязательно, как антирусская позиция. Сотрудничество, равноправие и партнерство невозможны в отношениях с таким обществом, ведь оно знает только: или ты с нами, (подразумевая, ты – часть нас), или ты – против нас. В обществе в слиянии все лишены ответственности. Ее просто перекладывают на всех или на лидера, руководителя, вождя, с которым общество слито, как с ребенок с родителем. В таком обществе каждый несогласный с политикой парии становится врагом, нелепым клоуном, глупцом или предателем. Невозможно простить того, кто пытается разорвать пуповину, связывающую общество с «родителем», чтобы оно повзрослело.

В таком обществе очень удобно жить, возникает иллюзия единства, взаимопонимания, поддержки, очень приятная вынужденная беспомощность. Кажется, что все люди – большая семья, а если в стране непорядок, обвиняют «родителей», которые просто поругались, с общества же взятки гладки, не нужно быть ответственным, но и нельзя быть свободным. Свобода рассматривается, как нечто априори плохое и опасное, а ответственность, как невозможное и утопическое. Психология раба, закованного в цепи, от воли которого ничего не зависит. Но господин заботится о рабе, кормит, поит, иногда балует, и этого достаточно, скинуть цепи – рискнуть остаться брошенным и голодным, а это именно то, чего больше всего боится общество-младенец.

Tags: защита, мысль, общество, психология
Subscribe

  • Линкольн

    Невероятный биографический фильм о втором президентском сроке великого Авраама Линкольна. Сложнейший период американской истории, когда Линкольну…

  • (no subject)

    Кто-то ее [Историю] презирал, кто-то пытался использовать в своих целях, большинство сосредотачивались на том, как уцелеть с нею рядом, а некоторые –…

  • Дорогами Украины. Хребет Свидовец 2018.

    Первое путешествие на хребет Свидовец в 2018 году (от села Черная Тыса до города Рахова) - незабываемые впечатления, до сих пор живые, яркие. Это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments