crea87 (crea87) wrote,
crea87
crea87

Category:
  • Mood:

Уильям Фолкнер «Авессалом, Авессалом!»


«Авессалом, Авессалом!» не зря считается вторым по значимости романом Уильяма Фолкнера после «Шума и ярости». Именно за эти два романа Фолкнер стал обладателем Нобелевской премии по литературе. «Авессалом, Авессалом!» - лучший южный роман всех времен, снова обращает нас к судьбе одной семьи, история которой олицетворяет гордость и амбиции Юга, его расцвет и падение. Фолкнер увлекает нас в мир удивительного, волевого человека, создавшего из ничего все, человека бросавшего вызов себе, обществу и самой земле. Одерживая одну победу над другой, гонясь за своей мечтой, этот человек подобен демону, которому чуждо все человеческое. Ступая семимильными шагами к своей цели, она даже не осознает, что уже совершил ошибку, которая разрушит все. Не понимает, что бросает вызов самой жизни, которая дает ему кредит, но в свое время спросит сполна. Он уже обречен. Жернова судьбы запущены, и он будет перемолот ими вместе со всем, чего достиг, вместе со всеми, кого породил. В основе этой трагедии одной семьи, да и всего Юга, который эта семья олицетворяет, лежит главная движущая сила и главное проклятие Юга: рабство. Черные (дети земли для Фолкнера) своим трудом воплощают амбициозные мечты белых, амбициозные мечты главного героя романа.

На их крови и поту создаются плантации, их силами достигается комфорт и роскошь. Но за это белые платят своей кровью и потом, крушением своих надежд, потому что их кровь смешивается с кровью рабов и, смешиваясь, уничтожает все вокруг. Великолепный роман, глубокий и трагичный, рассказываемый разными людьми, причастными к этой истории. Героями «Шума и ярости» в том числе, трагедия которых уже известна читателю, что придает роману «Авессалом, Авессалом!» еще большую глубину. Потрясающ и сам стиль, который Фолкнер поставил на службу идее. Рассказчики не просто транслируют нам произошедшие события, но додумывают их, сочиняют неизвестные им фрагменты, так или иначе, приближаясь к истине. Как будто информацию они черпают из коллективного бессознательного, где эта история лишь одна из многих, где она часть общего мифа, повторяющегося из поколения в поколение, без конца. Сами фразы (самые длинные в истории литературы) как будто обращают нас к вязкому, бесконечному времени, которое бежит по кругу, сами конструкции предложений (повторяющиеся, сбивающиеся от фактов к мыслям, от реальности к предположениям) говорят нам про иллюзорность, призрачность бытия и тщетность наших попыток преодолеть конечность.

Tags: готика, книги, литература, модерн
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments