May 31st, 2015

Я - правозащитник. Экспириенс.

За то недолгое время, что я работаю в школе, я уже три раза побывала в отделе криминальной милиции. В самый первый раз, когда меня пригласили туда, чтобы стать свидетелем опроса нахулиганившего подростка, я спросила, какова моя роль в этом деле. Тогда молодой человек, провожавший меня в отделение милиции, располагающееся неподалеку от школы, сказал, что я – правозащитник, который служит гарантом, что к подростку не применяют насилие, и что его слова записаны милицией верно. Как это выглядело героично! Я – правозащитник! Я буду наблюдать за допросом и одним своим присутствием остановлю насилие! Я буду гарантом того, что злобные милиционеры не перекрутят слова несчастной жертвы каким-нибудь гнусным, выгодным им, образом! Это выглядело героично, а оказалось прозаично.

Злобные милиционеры на проверку оказались обыкновенными тетеньками в летах, ведущими скучнейший допрос девиантных подростков. Обитель зла, где должны были водиться злобные милиционеры, оказалась совершенно обыкновенным офисом. А моя правозащита свелась к засыпанию на диване от скуки, потому что защищать не таких уж несчастных подростков было решительно не от кого. Нудность и банальность процедуры опроса хулиганистых мальчишек оказалась просто безмерной, и я была абсолютно разочарована. На второй раз все было точно также, и третий раз тоже не отличился чем-то оригинальным. И я больше чем уверенна, что все другие разы, если он будут, тоже не станут выдающимися. Рутина, рутина и еще раз рутина, и никакой героической пафосности. Правозащитник, пффф….