April 12th, 2015

Джеймс Фенимор Купер «Последний из могикан»

Фенимор Купер «Последний из могикан».jpg

В детстве я читала, как попало. Многое было прочитано не ко времени, многое из детской литературы было упущено. Не помню, входит ли «Последний из могикан» в школьную программу, но в нашей семейной библиотеке его не было, и потому случилось так, что знаменитый приключенческий роман я впервые в жизни читаю в свои почти 28 лет )) И это при моей-то любви к индейцам! Впрочем, роман Купера, в общем-то, и не об индейцах вовсе… Почему? Попробую объясниться. Открыв книгу, я с первых же страниц была сражена наповал наивностью повествования. «Последний из могикан» напомнил мне, прочитанные в детстве взахлеб, рыцарские романы, где идеализированные прекрасные юноши и девушки, соответствующие благородным идеалам даже не своего времени, а благородным идеалам следующих поколений, воспевших ушедшую рыцарскую эпоху, борются за свое счастье и вселенскую справедливость с коварством и распутством сильных мира сего, жаждущих этих прекрасных юношей и девушек во всех смыслах слова.

Однако не хочу, чтобы у кого-нибудь сложилось превратное впечатление от слов «поражена наивностью», поражена исключительно в положительном ключе. В процессе чтения «Последнего из могикан» мне удалось пережить ту же бурю чувств, что и в далеком детстве за чтением рыцарских романов. Наивность эта так трогательна, так соблазнительна! Она, как глоток чистой воды в этом мире практического мышления и выгоды. И, похоже, что именно так на это смотрел Джеймс Фенимор Купер – дитя новой Америки, принадлежащей хищному белому человеку. Ну, как в таких условиях не идеализировать индейца?! Отважного, честного, благородного, правдивого, мудрого, уважающего традиции, единого с природой. Даже коварный гурон, чья репутация подмочена склонностью к спиртному, не может опустить этот гордый, независимый образ с небес на землю. Впрочем, остальные персонажи тоже будто вышли из рыцарского романа: прекрасные девушки Кора и Алиса, их благородный защитник майор Хейворд и, конечно, самый честный из людей – белый охотник Соколиный Глаз. Персонажи представляют собой собирательные образы самой доброты, благородства, гордости, чести, отваги и всего самого прекрасного, что есть в человеческой душе. И в этом смысле они, конечно, шаблонны и не страдают развитием.

Тем не менее, им невозможно не сочувствовать. Мне не удалось. Я до конца болела за изумительного Ункаса, хотя и знала, что он оставит своего отца последним из могикан. Роман вовсе не об индейцах, он ностальгия о человеческих идеалах, канувших в Лету, которая возникает в литературе вновь и вновь на стыке эпох, когда меняются ценности, и люди, их носители, находятся в состоянии потерянности. И не мудрено, что воплощением этих идеалов американец из девятнадцатого века выбрал Индейца. Простое, искреннее, безыскусное повествование Джеймса Фенимора Купера о детях природы, жителях леса, которые из чувства справедливости, по велению чести, оказываются втянутыми в опасные приключения, придется по вкусу всем, кто не боится идеального, у кого достаточно смелости, чтобы взглянуть в зеркало и признаться самому себе, что благородными идеалами детства мы довольно часто поступались ради выгоды.

Искусство рекламы - важнейшее из искусств

Никто не возьмет на себя смелость отрицать, что искусство рекламы – важнейшее и высочайшее искусство: ни поэзия, ни проза, ни живопись, ни музыка, ни театр, даже кино не могут сравниться с ним. Ну, а телевидение и радио, можно сказать, вообще автономно не существуют, они изначально включены в орбиту рекламы.

Создание рекламы требует художественного дара, и в рекламных агентствах полным-полно разнообразных пикассо. Среди писателей нет равных тем, кто пишет рекламные объявления: десятки хемингуэев творят новую литературу, сочиняют с неистощимой изобретательностью прозу и стихи в традициях реализма или сюрреализма – ищут и находят путь к сердцу потребителя. Так зачем скрывать правду? Взойдет солнце, и мир увидит ее во всем блеске и могуществе!

Но пикассо и хемингуэи в свою очередь тоже целиком зависят от рекламы: их, пикассо и хемингуэев, создают рекламные агентства и благодаря рекламным агентствам в мгновение ока обретают они славу и успех. В течение нескольких месяцев поклоняются им толпы почитателей-ротозеев. Потом они исчезают, уходят в небытие – согласитесь, нельзя до бесконечности держать на гребне славы новоявленных гениев и писать о них статьи! Ведь владельцы рекламных агентств люди, а не боги! Впрочем, у каждого из рекламируемых есть свой шанс, своя звездная минута, и чем больше денег потрачено на прославление, тем дольше она длится. А потом – устраивайтесь сами, это уж ваше дело. И они устраиваются: достаточно окинуть взглядом эту ярмарку тщеславия, чтобы убедиться, сколько жуликов и ловкачей, выращенных в инкубаторах рекламных агентств, процветают и живут припеваючи, нисколько не страдая от своей никчемности и бездарности…

Жоржи Амаду "Лавка чудес"

Oana Befort. Цветы.

Не оставляя мечты увидеть маки на своей груди, я в поисках интересных идей для татуировки нахожу или для меня находят замечательные арты. Некоторыми из них хочется поделиться, как хорошим настроением. Таковыми являются чудесные рисунки и иллюстрации девушки с удивительным именем Oana Befort. Графический дизайнер, иллюстратор, жена и мать двоих детишек, Oana Befort обожает фотографировать, создавать прекрасные вещи своими руками, экспериментирует со своим стилем. Oana – этническая румынка, жившая в США, которая вернулась вместе с мужем-американцем в Румынию. Сейчас она живет в Бухаресте, совмещая две работы – творчество и материнство.

Дорогами Украины. Прогулки по Харькову.

Неожиданно у меня накопилось достаточно материала для очередной подборки городских зарисовок. Почему неожиданно? Как-то в конце недели в мои обязанности школьного психолога резко ворвалась расклейка объявления, которое я перед этим сочинила. Объявлялось в этом объявлении о наборе малышни в первый класс, и пошла я разносить благую весть по окрестным детским садам и расклеивать чудесную новость по всевозможным доскам объявлений. Надо сказать, что это был чрезвычайно счастливый рабочий день, ведь ничего не делает меня более счастливой, чем бродяжничество!

Расклейщик объявлений – мое призвание. В процессе этого приятного занятия, могущего принести людям реальную пользу, в отличие от обычного школьного бумагомарательства, я обнаружила множество интереснейших находок. Например, на улице Чайковской мною был обнаружен кусочек творческого наследия Есенина. Когда-то давно я видела в сети фотографию этой стенки, служащую подтверждением того, что Харьков – таки культурная столица, а не большой Барабашовский рынок, но понятия не имела, где это свидетельство интеллигентности родного города находится. И вот, совершенно случайно, а от того вдвойне замечательно, нашла в арке дома под номером 25.


[Ще...]

На Костомаровской 5/7 каждого проходящего поджидает взрыв креатива. Позитивненько, правда?


На улице Труфанова, на многоэтажном выкидыше советской архитектуры под номером 33-Б и на соседней постройке, похожей на гараж, кто-то оставил замечательные жизнеутверждающие послания. Мое настроение улучшилось.




Старый Харьков неожиданно прорывается сквозь толщу времен, перемен, революций, режимов, перестроек и прочих невероятных витков, через которые протащила история мою прекрасную страну. Удивительное всегда рядом, как это элегантное крыльцо на улице Шевченко 30.


На Артема 37 за вами внимательно следит пара глаз со строгим и непримиримым выражением. Вы, это, аккуратней, на улице Артема, следите внимательно за культурой своего поведения.


На улице Дарвина 3/5 продолжают бескомпромиссную борьбу с советской серостью города.


Пока растения не захватили город, можно увидеть на Пушкинской 55 печальное и загадочное лицо, проглядывающее сквозь ветви ползучего растения.


Рядом с таинственным лицом остатки кем-то остановленного мгновения: «Я пам’ятаю файну мить». Память – дар и проклятие человечества. Друзья, пусть у каждого из нас будут только файні спогади.


Забор на Петровского 22 пережил немало атак расклейщиков, и результат этого безобразия оказался непредвиденным. Это – картина. Ну, чем не Поллок?


Деревянная сова с изумрудными глазами возле дома на Дарвина 7.


+1 очко к Харькову, как городу сумасшедших )) На улице Труфанова 13 у кого-то трамвайная остановка, на воротах милейшая собаченция и какой-то злобстер.






Окошко и фонарик на Дарвина 7.


Ретро в Харькове на улице Шевченко, возле церкви Петра и Павла. Церковь, Волга и катер. Живописно, правда?


В культурном городе для поцелуев отведено специальное место )) Целуются на Дарвина 1.


Ну, и наконец, красно-черный Харьков на улице Иванова 36-А. Харків – це Україна!

Типография "Графикс"

Типографий много, а хороших – единицы. К хорошим я бы отнесла типографию «Графикс», предоставляющую клиентам огромное количество всевозможных услуг. Тут печатают фотографии, брошюры, книги, календари, визитки, блокноты, буклеты, занимаются версткой, изготавливают фотокниги, печатают на футболках, кружках и кепках. Здесь изготавливают наружную рекламу, багеты и паспарту, фирменные флаги и пластиковые карты и многое другое, о чем можно прочитать на страничке http://graph-x.ru/.

Но самое приятное, что в «Графиксе» напечатать фотографии можно через интернет, что существенно экономит бесценное время. Казалось бы, это такая простая и очевидно необходимая услуга в современном мире, но далеко не все типографии додумались ее предоставлять, так что у «Графикса» на сегодня есть существенное преимущество перед конкурентами. И это не считая скорости, стоимости и качества выполнения заказов. Печатают в «Графиксе» быстро, по доступной цене и с сохранением высочайшего качества печати, какой бы она ни была. В конце концов, 20 лет не рынке – это уже срок, гарантирующий, что, обратившись в «Графикс», вы будете иметь дело с настоящими профессионалами своего дела.