October 11th, 2013

Оскар Уайлд из De profundis

Это последнее и лучшее, что мне осталось; завершающее открытие, к которому я пришел; начало нового пути, новой жизни. Смирение пришло ко мне изнутри, от меня самого – и потому я знаю, что оно пришло вовремя. Оно не могло прийти ни раньше, ни позже. Если бы кто-нибудь рассказал мне о нем, я бы его отверг. Если бы мне принесли его – я бы отказался. Смирение – самая странная вещь на свете. От него нельзя избавиться, и из чужих рук его не получишь. Чтобы его приобрести, нужно потерять все до последнего. Только когда ты лишен всего на свете, ты чувствуешь, что оно сделалось твоим достоянием.

Для меня ценно только то, что человек находит в самом себе, - остальное не имеет ни малейшей цены.

Вообще, когда я размышляю о религии, мне хочется основать орден для тех, кто не в силах уверовать; его можно было бы назвать Братством Лишенных Веры – там священник, в чьем сердце нет мира, совершает перед алтарем, на котором не горит ни одна свеча, причастие хлебом, на котором нет благодати, над чашей, где нет вина. Все на свете, чтобы стать истиной, должно сделаться религией. Агностицизм имеет право на собственные обряды не меньше, чем вера. Он посеял своих мучеников, он может пожать сонмы своих святых, ежедневно вознося хвалы Господу за то, что Он скрыл свой лик от человека. Но что бы то ни было – вера или безверие, это не должно прийти ко мне извне. Символы своей веры я должен сотворить сам. Духовно только то, что создает свою собственную форму.

Отбросить то, что пережил, - значит положить конец своего собственному совершенствованию. Отречься от того, что ты пережил, - значит осквернить ложью уста своей собственной жизни. Это все равно что отречься от своей Души.

В действительности общество стыдится собственных деяний и избегает тех, кого покарало, как люди избегают кредитора, которому не могут уплатить, или тех, кому они причинили непоправимое, неизбывное зло.

…Страдание – наивысшее из чувств, доступных человеку, - является одновременно предметом и признаком поистине великого Искусства.

В дальней дали, подобно безупречной жемчужине, виднеется Град Господень. Он так прекрасен, что кажется – ребенок добежит туда за один летний день. Да, ребенку это по силам.

Искусство символично, потому что человек – это символ.

…творческая жизнь – это просто самосовершенствование.

Трагедия людей в том, что лишь немногие «владеют собственной душой», пока к ним не придет смерть.

Человек часто бывает не самим собой, а кем-то другим. Мысли большинства людей – это чьи-то чужие мнения, их жизнь – подражание, их страсти – заемные страсти.

Большинство людей живет ради любви и преклонения. А надо бы жить любовью и преклонением.

Люди механические, те, для кого жизнь – хитроумная спекуляция, основанная на скрупулезном расчете средств и путей, всегда знают, куда стремятся, и всегда туда попадают. Человек, которому хочется сделаться другим, а не самим собой, неизменно добивается того, чего хочет. В этом его наказание. Тем, кто хотел иметь маску, приходится носить ее.

Но действенные силы жизни и те, в ком они воплощаются, проявляют себя по-другому. Люди, единственным стремлением которых становится самопознание, никогда не знают, куда идут. И знать этого они не могут.

Я умею быть совершенно счастливым наедине с собой. Да кто же не был бы счастлив, владея свободой, книгами, цветами и луной?

Оскар Уайльд «Тюремная исповедь»


Как часто трагичны судьбы великих людей. Сколько страдания выпадает на их долю... Столько, сколько не вынесла бы душа менее сильная и благородная. Не стал исключением и мастер пера Оскар Уайльд. Даже более, он стал одной из самых трагичных фигур своего века, да и всех веков человеческой комедии. Наверное, все дело в том, что, будучи признанным при жизни и поднятым на пьедестал, он упал на самое дно с невиданной скоростью, и столкновение оказалось самим воплощением боли. Человек, который потерял все: положение в обществе, материальное благополучие, ослепительную славу, семью и блистательное будущее. Казалось бы, что может вынести из этого жестокого поворота судьбы такой человек, кроме печали, ярости и обиды? Оказывается, много, если этот человек - Оскар Уайльд!

Из глубины самого себя, находясь на самом дне, он написал сокровенное, искреннее письмо, наполненное новыми смыслами, найденными им даже в таком плачевном положении. Омыв свою душу слезами, Уайльд бесстрашно исследует путь, приведший его к банкротству, бесчестию и в тюрьму, принимая положенную ответственность и отдавая неположенную тем, кому она на самом деле полагается. Он находит внутри себя Смирение, лелеет Любовь и по-прежнему воспевает Красоту. Даже одетый в тюремную робу, находясь в клетке и толком не видя дневной свет, он остается художником, подарившим миру трогательное, сильное, честное произведение, где смешались горечь последних годов его жизни, приведших писателя в тюрьму, и надежда на новый день за стенами исправительного учреждения, в котором он сможет творить на новой высоте, обогащенный новым опытом, отыскавшим внутри себя драгоценность кристальной чистоты, - De profundis или Тюремную исповедь.

Не та инсталляция..

Есть все-таки вещи, в которых, как бы мне не хотелось, я ничего не могу понять. Нет, если бы мне показали, я, может быть, разобралась бы, но самостоятельно и в буквенно-картинковой форме я абсолютно ничегошеньки не понимаю. Впрочем, с какой-то стороны, так лучше. Во всяком случае, есть повод почувствовать себя девочкой, как бы это странно не звучало, потому что вопрос не девачковый. Но так как понять это необходимо, придется, хотя бы постараться, этот вопрос решить.

Надеюсь на вашу помощь, друзья. Ну, скажите мне, что это такое – система инсталляции для подвесного унитаза? Вот тут можно сделать тыц и увидеть своими глазами. Вообще, было бы лучше разбить этот вопрос на два. Во-первых, что такое подвесной унитаз? А уж потом, во-вторых, какие такие системы инсталляции для него бывают? Читаю уже битый час, и НЕ ПОНИМАЮ! SOS! Спасите мой мозг от самоуничтожения, он уже перешел в режим отсчета, но взрыв все еще можно остановить.

Пончик из Пончика

Знаете, на самом деле, мне нельзя доверять детей. Все вроде бы прекрасно, мы с малышней отлично ладим. Вроде бы, я даже чему-то хорошему могу научить, но… Но ведь не кто-то там, а именно я воспитала эту наглую кроличью морду? Это ведь моими стараниями он из маленького милого хомячка с ушками превратился в наглую, коварную и злобную тварь! В общем, если я такого кроля воспитала, что уже про детей говорить. Нет, нет и еще раз нет! )) Сначала надо с кролем совладать.

Многие говорят, что я слишком гуманная, мягкая, что слишком хорошо все понимаю. Одним словом, что я – размазня, и мне не хватает жесткости. Так что попробую воздействовать на Понча радикально. Муахахаха! Тем более что один метод мне открылся сегодня. Как-то все так совпало загадочно. Вчера вечером я нашла полезный совет по изготовлению пончиков, долго и очень злобно хихикала, коварно поглядывая на ушастого. Он, к его счастью, намека не понял. Сегодня, когда я уже и думать забыла про пончики, они в доме вдруг появились, и логическая цепочка устрашения кролика сложилась в моей голове.



Нееееееееееееееееееет!!!!!! Клянусь, я буду паинькой!!!!!!