June 26th, 2013

Продам душу за...

Все-таки, как хорошо, что колготки уже давно перестали быть исключительно способом утеплиться, а превратились в украшение женских ножек. Не знаю, как вы, друзья, а я по этому поводу очень счастлива. Будучи обладательницей достаточно большой коллекции разнообразных колготок и чулок: в горизонтальную и вертикальную полосочки, с цветочками, блестками, горошком, кружевом и даже милитари, я все же настолько большая жадина, что с удовольствием заполучила бы в свою коллекцию еще )) Но разве можно судить меня за это? Вы только посмотрите, какая красотища! Да ради таких элегантных и стильных колготок я бы даже согласилась сменить кеды с ботинками на изящные туфельки на каблуке! Вот она, сила прекрасного )) Хотя, больше всего мне, конечно, улыбаются варианты с балетками и ботиночками. Да, и колготки с бабочками ну просто прелесть!!!



Collapse )

Овсяночка

Сегодня я открою вам страшную тайну, друзья, в походе меня подсадили на ужасающий наркотик. На овсянку )) В жизни я овсянку не любила, но, оказывается, я просто не знала, как ее правильно есть! В походе правильная овсянка была моим любимым завтраком, ну очень-очень вкусным, а главное, покруче любого энерджайзера, заряда хватает надолго )) Секрет очень-очень вкусной овсянки очень-очень простой. Берем удобную посудину (я теперь по утрам дома ем овсянку из походной посудины, небольшой пластиковой мисочки), в которую можно насыпать овсянку равномерно, чтобы она быстро приготовилась, и просто заливаем немного кипятка.


В принципе, можно залить много кипятка, но тогда овсянка будет жидкой. Мне такой расклад не нравится, потому что овсянка начинает напоминать сопли, но дело личное… Накрываем посудину с овсянкой крышечкой, а в принципе, накрывайте ее, чем хотите )) Пока овсянка готовится, моем изюмчик, курагу и прочие сухофруктовые и ореховые ништяки, которые вы любите. Я чаще всего закидываю изюм и курагу. Курагу режу мелко, конечно.


Пришло время добавить ништяки в овсяночку. Но это еще не все! Главный секрет – сугщеночка. Да-да, берем сгущенное молоко и добавляем в овсяночку с ништячками по вкусу. Готова подзарядка )) Особенно понравится любителям сладкого!

  • Current Music
    Nirvana - Smells Like Teen Spirit
  • Tags

Затеряться где-нибудь на Фиджи

Июнь уже подходит к концу, а вы успели уже куда-нибудь съездить? Побывать в странах далеких, экзотических или полюбоваться какими-нибудь местными красотами? Отдохнуть, увидеть что-то новое? Или все еще работаете? Время течет быстро, лето пролетает, как один день. Я и оглянуться не успела, как летний месяц уже почти позади. Главное, что из города тянет со страшной силой, на месте сидеть нет никакого желания. При этом хочется забраться куда-нибудь подальше.

Затеряться в мире, где-нибудь далеко-далеко, на другой стороне планеты, в южной части Тихого океана, где прекрасные острова Вити-Леву и Вануа-Леву. Где это? Это Фиджи – страна трехсот тридцати четырех островов, большая часть которых необитаема, фантастических контрастов и, конечно, дайвинга! Вот здесь можно узнать фиджи туры цены. Мне отель с пятью звездами не надо, мне главное шум волн, соленый ветер, шелест деревьев, крики неведомых птиц, мягкий песок под ногами, запахи другого мира… Другого мира.

Марсель Пруст. В поисках утраченного времени. В сторону Свана.


Погружаясь в мир, существующий в памяти Марселя Пруста, я поначалу не уставала удивляться изяществу слога, великолепному владению словом. Пруст больше, чем писатель, он – создатель прекрасного кружева, сотканного из слов, он – художник, рисующий картины из букв. Во время чтения перед моими глазами проносились одна за другой картины, как будто нарисованные импрессионистом, картины яркие, объемные, настолько богатые деталями, что ими можно любоваться вечность. За удивлением формой последовало восхищение невообразимой скрупулезностью работы, проделанной писателем, детальным анализом собственных переживаний, мельчайших оттенков чувств, самых неуловимых, почти подсознательных мыслей, текучих ассоциаций, своего внутреннего мира, душевной организации других людей, социальных отношений, знакомых Прусту не понаслышке.

И в этом Пруст снова больше, чем писатель, он – ученый, вооружившийся микроскопом, с помощью которого можно рассмотреть каждую клеточку души, смело изучающий самые тайные, спрятанные даже от самих себя, уголки внутри. За восхищением содержанием последовало преклонение перед смыслом. Писатель изучает время, субъективное время, которое не существует нигде, кроме нашей души. Время, отпечатки которого, следы – суть наша память, которая никогда не отображает реальность, но лишь наши представления о ней. И снова Пруст больше, чем писатель, он – философ, уловивший дух своей печальной эпохи. Эпохи настолько далекой от полноты жизни, настолько обремененной правилами, чужими мнениями, рациональностью, что оставалось либо полностью погрузиться в них, проводя жизнь в праздности и пустых развлечениях, либо уходить в дебри собственной души в пустой надежде выудить из нее что-то настоящее.

Невозможность непосредственного соприкосновения со своими истинными чувствами, которые воспринимаются только через разум, после ряда превращений, когда от чувств остаются лишь мысли о чувствах, - это ли не самое большое проклятие идеалистической философии, культа разума, причесанного и цивилизованного культурного человека? Те редкие проблески настоящего, когда удается почувствовать жизнь, случавшиеся в детстве и юности, за ними мы гоняемся всю свою жизнь, силясь отыскать их вовне, посещая места, связанные с ними, но находя лишь разочарование, ибо их нет нигде больше, кроме нашей памяти… не это ли причина щемящего сердце чувства утраты, преследующего нас? Великолепная, изысканная литература, абсолютно бессюжетная, требующая максимум умственных усилий, но щедро вознаграждающая читающего возможностью соприкоснуться с собой и с настоящим искусством.