June 16th, 2010

The King of Nabari

   

    Достойное аниме про мир шиноби, зрелищно, красиво, разумно, вас не мучают бесконечными флэшбэками, реальность воссоздана как она есть, герои жизненны и каждый несет свою ценность, имеет свое мировоззрение и действует согласно своим убеждениям. При этом сюжет  постоянно держит туз в рукаве.
    Вот немного моих любимых картинок, которыми грех не поделиться.

Collapse )

Фрейд О Происхождении И Развитии Человеческой Культуры

Основные мысли из работы З. Фрейда "Тотем и Табу", в которой он переносит психоанализ на возникновение и развитие человеческой культуры, работа скорее философская, чем психологическая. И хотя психоаналитическое толкование культуры многие подвергают критике, Фрейд обнаруживает зерно истины, психологическую составляющую человеческого сообщества, его морали и религии.
____________________________________________________________________________________
   
    Когда К.Г. Юнг на частном научном съезде сообщил через одного из своих учеников, что фантазии некоторых душевнобольных (
Dementia praecox – раннее слабоумие) удивительным образом совпадают с мифологическими космогониями древних народов, о которых необразованные больные не могли иметь никакого научного представления, это указало не только на новый источник самых странных психических продуктов болезни, но и подчеркнуло значение параллелизма онтогенетического и филогенетического развития и в душевной жизни. Душевно больной и невротик сближаются, таким образом, с первобытным человеком, с человеком отдаленного доисторического времени, и, исходя из психоаналитических предположений, должна открыться возможность свести то, что имеется у них общего, к типу инфантильной душевной жизни.

1. Боязнь инцеста

У первобытных племен австралийского континента, не смотря на всю архаичность их бытия, существует некий порядок, способствующий со всей строгостью и заботливостью избегать инцестуозных половых отношений. Больше того, вся их социальная организация направлена к этой цели или находится в связи с таким достижением.
   

Collapse )

 

Патопсихология - миф или реальность?

    Ни в одной области психологии нет такого множества несогласных друг с другом ученых, как в патопсихологии. Нет единомыслия не только по поводу того, в чем состоит патология, – некоторые специалисты сомневаются даже, можно ли вообще говорить о ее существовании. Если ненормальность – это просто отклонение от установленных обычаев и норм, то, по-видимому, не существует универсальной формы психической болезни. Большое количество нарушений, которые в прошлом считались психопатологией, ныне не считаются болезнями (например, гомосексуальность). То же справедливо по отношению к ряду психосоматических нарушений. Релятивисты ссылаются на эксперимент, в котором группа психологов и психиатров не признала нормального человека психически здоровым после того, как участвующий в эксперименте влиятельный психиатр умышленно бросил фразу: «Очень интересный человек – выглядит как невротик, а на самом деле совершенно психотическая личность». Такие же результаты были получены еще в одном эксперименте, где восемь психически здоровых людей притворились душевнобольными, чтобы попасть в психиатрическую клинику. Попав туда, они стали вести себя как нормальные люди, однако персонал клиники ни на минуту не усомнился в поставленном диагнозе. Таким образом, скептический вопрос «Можем ли мы распознавать психические болезни?» можно превратить в «нигилистический» – «А существуют ли они вообще?»
   Медицинская модель душевных болезней основана на утверждении, что психическая болезнь подобна физической и ее можно вылечить с помощью лекарств. Однако существуют аргументы в пользу мнения, что психические болезни – это функциональные нарушения, обусловленные эмоциональными жизненными проблемами (за исключением органических психозов). Сторонники этой точки зрения отнесут шизофреников к категории людей, испытывающих серьезные эмоциональные трудности, и вот почему: фактически не существует классических шизофреников, описанных в учебниках; универсальных симптомов шизофрении не выявлено, четкость в ее определении отсутствует; различные идиосинкразии можно назвать и (ошибочно) называются шизофреническими; органические заболевания поддаются медикаментозному, хирургическому или иному физическому способу лечения, но в случае шизофрении применение лекарственных препаратов сочетают с психотерапией; наконец, если неврозы и такие психозы, как шизофрения, – настоящие органические болезни, то было бы возможно их одновременное проявление, чего фактически не происходит. Есть и такой аргумент в пользу того, что шизофрения является скорее эмоциональной проблемой, чем органической болезнью: ее аналоги не встречаются у животных. Однако сторонники медицинской модели, весьма многочисленные, могут указать на то, что при шизофрении и других психических болезнях определенные лекарственные препараты оказывают лечебный эффект; кроме того, выявлена семейная предрасположенность к шизофрении, т.е. важна роль генетических факторов в ее развитии; наконец, эта модель рассматривает шизофрению как группу заболеваний, различающихся по своим причинам, генетической предрасположенности и провоцирующим факторам.